Кто виноват?

В 2019 году по факту массового заражения детей острой кишечной инфекцией в дошкольных учреждениях Москвы было возбуждено уголовное дело.

Расследованием установлено, что в декабре 2018 года осуществлялись поставки питания, не отвечавшего требованиям безопасности здоровья, в дошкольные отделения 7 московских школ. Это привело к заражению острой кишечной инфекцией нескольких десятков детей.

Одним из потерпевших был признан Артем Панченко (фамилия изменена) 2005 года рождения, помощь которому была оказана в ДГКБ №9 им. Сперанского. С целью установления обстоятельств его заражения в октябре 2019 года следствие назначило судебно-медицинскую экспертизу.

Согласно показаниям мамы Артема Вероники Панченко, в классе, где учится ее сын, 26 учеников. В школьной столовой предусмотрено питание в виде завтрака и обеда. Сын периодически говорил ей, что пища холодная или невкусная, но никогда не жаловался на недомогания после еды. До декабря 2018 года у Артема не имелось никаких кишечных заболеваний, но 8 числа поднялась температура до 39,7. Мальчик жаловался на боли в животе. Домашними средствами снизить температуру не удалось, пришлось вызывать скорую. Врачи предположили аппендицит и увезли ребенка в больницу, но там констатировали сильное обезвоживание и поместили Артема в инфекционное отделение. Был диагностирован выраженный интоксикационный синдром, симптомы поражения ЖКТ, тахикардия, снижение артериального давления.

Согласно выписке из истории болезни, Панченко был поставлен диагноз «Острый инфекционный гастроэнтероколит, среднетяжелая форма». Как показали результаты лабораторных исследований, у ребенка – генерализованное воспаление на бактериальную инфекцию в сочетании с признаками органной дисфункции вследствие воздействия токсинов.

Изучив материалы дела и медицинские документы, эксперт пришел к выводу, что Артем Панченко перенес острую кишечную инфекцию, осложнившуюся развитием угрожающего жизни состояния – синдрома системной воспалительной реакции, которое не могло быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью. Данное состояние квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Директору предприятия, на котором изготавливалось сливочное масло для продажи организациям, использующим его в питании дошкольников, было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктами «б, в» части 2 статьи 238 УК РФ. Обвиняемый решил выполнить рецензию судебно-медицинской экспертизы, проведенной в отношении Панченко.

Несмотря на то, что надзорные органы уже находили различные нарушения санитарной обстановки на предприятии, а также нарушения требований к качеству продукции, ошибки, допущенные при составлении экспертизы, позволили обвиняемому ее оспорить.

Заключение нельзя считать полным, обоснованным и объективным по ряду причин. Так, освидетельствование ребенка с целью сбора анамнеза, жалоб, объективного физикального осмотра, уточнения обстоятельств возникновения и течения инфекционного заболевания не проводилось. Экспертизу выполнял всего один специалист, не обладающий познаниями в педиатрии, инфекционных болезнях, анестезиологии и реаниматологии.

Согласно медицинским документам, 15 декабря ребенок находился на амбулаторном лечении, состояние его оценено как удовлетворительное, жалобы отсутствовали. 19 декабря ему был установлен диагноз «Хронический поверхностный гастрит». В марте 2019-го – «Последствия избыточного питания». В мае того же года – « Последствия избыточного питания. Избыточная масса тела. Группа риска по заболеванию щитовидной железы. Гиперхолестеринемия». Во-первых, эксперт об этом умалчивает, а во-вторых, перечисленные диагнозы говорят о том, что проблемы со здоровьем у ребенка могли возникнуть и по другим причинам, никак не связанным с обстоятельствами уголовного дела.

Из клинико-диагностических данных следует, что в период пребывания в стационаре и далее на амбулаторно-поликлиническом этапе синдром системной воспалительной реакции и системная воспалительная реакция, характеризующие осложнения вследствие «Острого инфекционного энтероколита неуточненной этиологии» не были диагностированы. Это говорит о том, что диагноз «Синдром системной воспалительной реакции» был впервые установлен в рамках экспертизы. Специалистом, в чью трудовую функцию не входит верификация и корректировка заключительного клинического диагноза, установленного лечащим врачом-инфекционистом ГБУЗ.

Синдром системной воспалительной реакции ССВР не является угрожающим жизни состоянием и не заканчивается смертью. Его проявления зачастую являются адекватным ответом на инфекцию. Он может развиваться и при не тяжелых вирусных заболеваниях, которые наряду с механизмами, лежащими в основе их формирования, имеют компенсаторное значение, способствуя выздоровлению. ССВР не входит в перечень угрожающих жизни состояний, приведенных в пунктах 6.2.1-6.2.8 Медицинских критериев и не является медицинским критерием, квалифицирующим признаки тяжкого вреда здоровью. Расстройство здоровья не вызвало у Панченко угрожающего жизни состояния, длительность его не превышала 21 день.

По оценке врачей, с момента поступления ребенка в стационар его состояние расценивалось как состояние средней степени тяжести. Инфузионная терапия в день госпитализации не назначена, лечащим врачом была назначена оральная регидратация. Признаков угрожающего жизни состояния не регистрировалось. Только более чем через 20 часов от момента поступления Панченко в стационар принято решение о целесообразности проведения инфузионной и антибактериальной терапии. Это следует рассматривать как дефекты оказания медицинской помощи на этапе больницы с необходимостью решения вопроса о тяжести вреда, причиненного здоровью ребенка, некачественно оказанной медицинской помощью. Ведь именно этот факт повлек прогрессирование инфекционного процесса в условиях специализированного круглосуточного стационара и развитие синдрома системной воспалительной реакции.

Таким образом, эксперт допустил нарушения в части квалификации расстройства здоровья как состояния, угрожающего жизни. Следовательно, экспертиза не может использоваться для вынесения процессуальных и юридически значимых решений.

Приняв во внимание заключение рецензентов, следствие пришло к выводу, что, с учетом особой общественной значимости уголовного дела целесообразно поручить выполнение повторной судмедэкспертизы другой экспертной организации другого региона, либо обратиться в ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России. К выполнению повторных исследований были привлечены специалисты в области инфекционных болезней, педиатрии, анестезиологии и реаниматологии.

В марте 2021 года Генпрокуратура РФ направила уголовное дело в суд. Родители пострадавших детей заявили исковые требования более, чем на 5 млн рублей.

Добавить комментарий

()

Контакты

Остались вопросы? Наши специалисты готовы ответить, просто заполните форму ниже.
ВСЕ ДАННЫЕ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫЕ ЧЕРЕЗ ЭТУ ФОРМУ, ОСТАЮТСЯ СТРОГО КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫМИ

Адрес
109428, г. Москва, Рязанский проспект, д.8а, стр.14, эт.13, оф.7
350020, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, д.179/1, оф.604
(подробнее)